В фокусе Мнение Политика Происшествия Публикации Страна

Давид Арахамия, глава фракции СН в Раде: Зеленский всегда реагирует негативно, когда появляются какие-то вещи, которые могут как-то скомпрометировать имидж партии

Поделиться

Давид Арахамия, глава фракции СН в Раде: Зеленский всегда реагирует негативно, когда появляются какие-то вещи, которые могут как-то скомпрометировать имидж партии

В украинском политикуме установилась нехорошая тенденция: после шумих в СМИ о резонансных делах и преступлениях со временем интерес общества и медиа к выявленным злоупотреблениям теряется. О многих скандальных историях все со временем забывают, ажиотаж спадает, внимание людей переключается на новые «зрады» и победы. А о фигурантах сомнительных историй все прекращают вспоминать и обсуждать, передает NW.

Только отдельные топовые эпизоды из памяти не выветриваются, поскольку продолжаются и в наши дни. Одной из них является едва ни первый скандал вокруг «Слуги народа», связанный с перепиской в сессионном зале Рады нардепа из провластной фракции» Вячеслава Медяника о некоем «сахаре» и «океане».

Напомним, впоследствии выяснилось, что речь в той переписке, вероятно, шла о Николаевском судостроительном заводе «Океан». САП даже открыла уголовное дело, а глава фракции «СН» Давид Арахамия обещал журналистам провести внутреннее расследование инцидента с неким коррупционным душком. Спустя почти три месяца с момента «засветки» в неоднозначной переписке журналисты расспросили лидера парламентской фракции Арахамию (который к тому же входит в Комитет ВРУ по нацбезопасности и обороны), какие результаты «истории с Медяником» и что сегодня на самом деле происходит со стратегическим судостроительным предприятием Николаева, имущество которого с подачи ОГП арестовал знаменитый Печерский райсуд Киева.

– Рассматривались ли на фракции СН вопросы переписки Медяника, которую можно считать попыткой решить вопросы в ОГП, и которая, по сути, является превышением установленных Конституцией Украины и Законами Украины полномочий народного депутата?

– Мы разобрались с ним (с Медяником, – ред.), вы же видите по новостям. ОГП арестовала завод «Океан» на основании одного из документов, который Медяник отдал. Там, насколько мы разобрались (я не будут утверждать, что это 100%-ное объективное расследование), из того, что мы увидели в переписке, то там совпали интересы юридической компании, которая, очевидно, хотела что-то заработать и для своих клиентов, и государства. Потому что юридическая компания преследовала интересы по защите интересов государства. Параллельно бенефициарами могли выступать и другие лица. Учитывая, что во главе этой истории были интересы государства, то какие еще параллельные действия, которые в переписке были затронуты, мы даже уже не разбирались. Мы понимали, что поведение государства правильное, и условно отодвинули в сторону все остальные вопросы.

– Вы запрашивали у Медяника полный текст переписки с Яровым, как обещали журналистам?

– Нет, мы не запрашивали, мы же не следственные органы. Он показал переписку. Мы даже без предупреждения с ним созвонились по громкой связи и поговорили с ним. И, в общем-то, его версия подтвердилась. Что так оно и было. Мы приняли решение, что инцидент исчерпан, но на будущее его, понятное дело, предупредили, отругали и так далее. И начали двигаться дальше.

– Вячеслав Медяник предоставил по Вашему запросу полный текст переписки с Яровым? Его можно как-то обнародовать в СМИ?

– Я не знаю. Это ж его личная переписка. Я же формально – руководитель фракции, Медяник не мой подчиненный, я условно получаюсь как координатор. Иначе мы рискуем просто превратиться в радикальную организацию, в которой все должны содержаться в железной дисциплине, а у нас не так. Вы наверняка это знаете из других источников, что у нас каждый депутат является отдельной самостоятельной законотворческой единицей.

– Какое решение приняла Фракция СН, к каким выводам пришла по итогам рассмотрения переписки Медяника с неким «Сашей Яровым», учитывая, что САП позже открыла уголовное производство по факту этой переписки?

– Зрады как таковой сильной нет никакой, но на будущее все равно осадочек остался. Поэтому условно мы сделали Медянику предупреждение и сказали, если такое будет повторяться, то будем предпринимать какие-то более радикальные меры.

– Как следует из той нашумевшей переписки, Медяник утверждал, что у его юридической фирмы есть зеленый свет для решения вопросов в Генеральной прокуратуре. Цитата: «Зеленый свет есть только у нашей юридической фирмы. И все дела только через наших адвокатов». Какую юридическую фирму имел в виду Вячеслав Медяник?

Этого я честно не знаю. Потом уже когда было обращение со стороны общины Николаевщины, когда уже ОГП арестовал активы завода, то со стороны Василия Капацины (новый владелец «Океана», – Ред.) приходили люди, приходили люди с противоположной стороны (были обе стороны), я их выслушал. И мне, как неюристу совершенно непонятно, на чьей стороне правда. Точно в этой ситуации должны разбираться «органы». Там точно есть какой-то состав преступления, это понятно. Но кто из них прав, а кто виноват, очень тяжело выяснить. Есть две стороны и сложно понять, на чьей стороне правда. Поэтому надо смотреть, на чьей стороне закон.

– Яровой написал Медянику: «океан/сахар уже звонят спрашивают – что сделали за неделю? Можно нас состыковать с тем прокурором, на кого это распишут. Клиенту ничего не показать – уйдут к другим». Ответ Медяника был: «Дай мне фамилии тех, у кого дело Океану в ГП».

Кто такой этот Яровой и как Медяник объяснил интерес Ярового к Николаевскому судостроительному заводу «Океан»? О каком «клиенте» в переписке идет речь?

– Это знакомый Медяника, который помогал ему на выборах в качестве помощника. И поэтому обращался с этим с каким-то личным интересом, учитывая также, что там есть и интересы государства. О каком «клиенте» идете речь, я не знаю. На чьей стороне выступали эти юристы?

– Да.

– Насколько я понимаю, на второй стороне, но утверждать это я не берусь.

– Как Медяник объяснил свой интерес к тому, на кого из прокуроров расписано дело «Океана» в генпрокуратуре?

Он не объяснил интерес, ему прислали эту информацию, и он ответил, что передаст ее. Дело в том, что это уголовное производство старательно закрывали, использовали админресурс при предыдущей власти. И эти люди, которые имеют обоснованные юридические претензии, были не в состоянии добиться результата, они ходили к Юрию Луценко (экс-главе ГПУ, – ред.), он их отгонял. Ходили они еще куда-то, их тоже отгоняли. И сейчас со сменой власти у них возникла новая возможность привлечь внимание правоохранительных органов к этому вопросу, чтобы добиться справедливости. Поэтому я вам и говорю, что зрады особой нет, а этот Яровой хотел от Медяника только одного: чтобы это дошло до кого-то из прокуратуры, чтобы в ОГП могли объективно посмотреть на данный кейс и начать его рассматривать после того, как фактически ушла угроза админресурса. Чтобы не было давления в стиле, «а посмотрите вот с этого бока, или гляньте вот с этой стороны». А просто, посмотрите этот кейс, попробуйте его сдвинуть с места заново с помощью нового прокурора, чтобы найти там объективную истину.

– Упоминал ли в своих объяснениях Медяник некоего Игоря Игнатова? Как именно упоминал?

– Ну, вот этот же Игнатов и представляет вторую сторону. Я с ним встречался (не от Медяника), а когда меня попросил Капацина, как николаевца. Когда я послушал Капацину, понял, что не все там так гладко, как он (Медяник, – ред.) объяснял. Я попробовал найти представителей второй стороны конфликта. Я их послушал, и из того, что услышал, у нас тут – чисто хозяйственный спор с элементами уголовного, поскольку интересы государства не учтены там в том числе. Поскольку я сам из Николаева, и я прекрасно понимаю, какая огромная территория (завода, – ред.) со своим собственным портом от «Океана». И купить его условно за 7 млн долларов? Так там только земля стоит в десять раз больше. Там налицо невооруженным взглядом – занижение стоимости при так называемой приватизации. А дальше кто там из них прав, а кто виноват, пусть дальше разбираются. И я даже, честно говоря, когда послушал обе стороны, позвонил Медянику и узнал у него, он мне сказал, что была идея, чтобы ОГП заново взглянула на этот кейс, кто там прав, а кто виноват. Может пусть они сами разбираются. Просто говорю, что раньше это было настолько все политизировано и слышали только одну сторону, а всех остальных просто игнорировали, использую админресурс.

– Вам известно, что фигурантом дел «сахара» и «океана», про которые переписывался депутат от СН Медяник, является тот самый Игнатов, который в 2013 г. был приговорен к 7,5 лишения свободы за захват Морского торгпорта «Южный» как фигурант так называемой «ОПГ Капитошки»?

Я слышал про «ОПГ Капитошки». Я спросил даже у генпрокурора Руслана Рябошапки. Он сказал, «не знаю». Там же фигурируют компании. Понимаете, я не знаю, какая его роль. Мне точно также известно, что на господина Капацину было когда-то покушение (я из Николаева и прекрасно понимаю происходящее там), и есть куча уголовных дел, тянущихся, если не ошибаюсь, с 2014 года. Понимаете, если мы будем считать по уголовным делам, они один другого «достойны». А надо смотреть по юридической составляющей. Знаете, если мы будем смотреть по так сказать морально-психологическому портрету, это не то случай. Здесь – чисто хозяйственная история. В ней есть интересы государства. И надо чтобы правоохранительные органы посмотрели, как происходила покупка, кто имел какие юридические претензии, каким образом потом эти претензии рассосались. Например, вторая сторона говорила о том, что якобы у них был (это не проверенная информация, а со слов) свыше 60 млн евро обязательств перед заводом, которые потом просто одним решением суда как-то по*ерились, и никто потом дальше их никто не брал в расчет. Ну, это странная история. Вот если бы вы взяли и послушали одного за другим, вы бы поняли, что там не все просто. Пускай разбираются правоохранительные органы. Я после этого позвонил Капацине (как и перед тем говорил) и сказал, ребята, спасибо, конечно, что вы пришли ко мне, потратили время, но в общем-то пусть с этим разбираются правоохранители. У вас там непонятный комплекс претензий друг к другу.

– Вам известно, что на основании допроса Игнатова (фигуранта дел, решение вопросов по которым обсуждал депутат от СН Медяник) был арестован судостроительный завод «Океан» в Николаеве? Причем, как нам стало известно из своих источников, слова Игнатова стали единственным основанием для ареста завода?

– Там странностей – просто пачка. А вам не странно, что вот такой крупный завод (вот, на гугл-карте, когда вы его откроете, занимает пол города Николаев), может сейчас стоить, сколько, 8 млн долларов, или 5 млн долларов? Вам не странно, например, какая площадь проданного завода просто чисто по квадратным метрам?

– Странно, но завод же продавали с серьезными долгами.

– Я ж про это и говорю вам. Там все странно. В этой истории точно нет одного правого и одного виноватого. Они все там друг друга стоят. Единственное, на что я попросил обратить внимание лично генпрокурора, чтобы он отреагировал, это самое важное – чтобы николаевская община никоим образом не пострадала. Сказал генпрокурору: «Постарайтесь, пока идет разбирательство, чтобы не останавливались международные контракты, чтобы люди не теряли работу и так далее». Для меня важен вот этот аспект. А кто там будет прав в конце, честно, все равно, главное, чтобы это был тот, кто будет заниматься заводом. Но то, что они оба выглядят странно, это действительно так.

– По факту переписки Медяника с Яровым, САП открыла уголовное производство (об этом ранее заявлял Назар Холодницкий). Вам известно – депутата от Вашей фракции уже допрашивали по этому делу?

– Я не знаю. Если честно, я не слышал об этом. Но я точно не был бы там фигурантом (смеется). Знаю, что Медяника вызывали куда-то на дачу показаний, но я не знаю, в какой именно орган.

– Вы обсуждали с президентом Украины Владимиром Зеленским ситуацию с арестом «Океана»? Как гарант отреагировал на это?

– Нет, не обсуждал.

– Как Зеленский вообще отреагировал на то, что депутат президентской политсилы причастен к событиям в корпоративном конфликте?

На Банковой о ситуации знают. Потому что, когда ко мне приходил Капацина, я ему организовывал встречу с главой Офиса президента Андреем Богданом. Поэтому они в ОП в курсе, и у них позиция точно такая же, как я вам объяснил: ситуация неоднозначная, сходу определить там правого и виноватого нельзя. Пускай делом занимаются органы прокуратуры, пусть берут в расчет судебные решения. Ну, там надо покопаться. Там нельзя быстро принять какое-то решение.

– Вы объяснили Зеленскому роль Медяника в череде событий, которые привели к аресту работающего завода «Океан»?

– Президент попросил меня разобраться, мы разобрались, я ему доложил. Он всегда реагирует негативно, когда появляются какие-то вещи, которые могут условно компрометировать каким-то образом имидж партии. Говорю вам по-честному, я по правде пытался разобраться с ситуацией вокруг «Океана», учитывая, что Николаев это мой город. Но в кейсе завода нельзя разобраться на раз-два. Там надо глубже заниматься.

Напомним, ранее мы также писали о другом скандале, связанным с нардепом из фракции «Слуга Народа», который попался на сомнительной переписке в сессионном зале ВРУ с девушками.

Записал Дмитрий Дубенский

1 апреля

Шашлыкам отбой. Кабмин ужесточил карантин: что запрещается людям и как будут наказывать нарушителей

На Киевщине отложили открытые продуктовых рынков

Первая леди снялась в образе школьницы

Почти 10 млн. пенсионеров получат от Кабмина разовую помощь в 1 тыс. грн

Группа «слуг народа» требует от силовиков объективного расследования «портфельного» скандала на Банковой

Аваков не исключает, что карантин могут продлить до 15 мая

«Прекратите бродить»: Кличко недоволен, что коронавирус «разлетается» по Киеву

В Украине запустили программу «Теплые кредиты»

Дыра в госбюджете выросла еще на 10%, недобор по налогам и таможне – 9 млрд грн

Зеленскому на Банковой сделают ремонт на 2 млн грн

Минздрав назвал основную группу риска для коронавируса: при этой болезни умирают чаще всего

АМКУ договорился с заправками о снижении цен на бензик и дизель

Единый е-билет: в Киеве заработал новый вид оплаты за проезд

На Пасху в страну вернутся еще 200 тысяч человек – Госпогранслужба

Coronavirus. Хроника: количество заболевших подбирается к миллиону

Минздрав разрешил открыть продуктовые рынки, но с ограничениями

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ